ворчание Артема;
наша с Мишей усмешка, когда Артем поднимается по лестнице, но наливаю ему кофе;
как он комара убил на моей щеке;
как карту начал объяснять мне, но дурацкий сексизм пересилил, и продолжал уже Мише;
как Аня восторженно говорит, что уже подумывает о втором таком отпуске, а я охреневаю;
как все делятся инфой о стоимости своего снаряжения;
как под стеной дождя мы быстрым шагом возвращаемся в лагерь, а мне легко и удивительно, сон как рукой сняло, а желания отдохнуть нет совершенно;
напишу еще, что ходьба с рюкзаком по утрам – тяжкое занятие, но с каждым часом идти все легче и проще, а возвращаться назад совсем не так печально было, как я представляла;
наоборот, то солнце и плато – зрелище, которое постараюсь никогда не забыть;
сложно объяснить кому-то свои нахлынувшие чувства, как герои керуака могут типа «это круче, чем бухло» и всем становится ясно, но я такого универсального сравнения подобрать не могла;
а еще Люба устроила пьяный мятеж, а мы у себя в палатке лежим, пялимся в потолок и охреневаем от криков;
кони смотрят в дерево, так интересно;
сумасшедшая семейка по соседству, как будто их воспитывали в лесу, настолько они умелые, а мать все что то пишет мелким почерком в тетради и курит, вот бы почитать ее записи;
умываться ледяной водой из ручья, когда весь раскален;
пить эту вкуснейшую воду, но экономить глотки;
чувствовать себя наилучшей в мешковатой и грязной одежде, с сухой кожей рук и темным от загара лицом;
пить чай с листьями смородины, зачерпывать большой кружкой и знать, что можно пить еще;
увидеть наконец бурундука, и пусть они частые гости, но я-то в первый раз; ну и так далее..